Всё выше: 5 трендов высотного строительства в мире

Запись от:admin Опубликовано:Июн 7,2018

За сто лет своего существования небоскребы попеременно меняли свой вид от зданий, вызывающих замирание сердца, до безликой фоновой застройки. Сегодняшние небоскребы — это и достопримечательность, и авангард архитектурной мысли, и новый способ организации городской среды. Вместе с развитием сверхвысоких зданий у человечества появилась возможность решить многие проблемы, накопленные цивилизацией. Мы решили рассмотреть главные тренды в развитии высотной архитектуры и их влияние на жизнь людей и городов. 

Башня Burj Khalifa в Дубае.

Высотность

С изобретением лифта и прокатного стана здания двинулись вверх. Рост этажности — ответ на дефицит и дороговизну земли в наиболее притягательных городских локациях. А рост домов — непрекращающаяся тенденция, которая касалась не только небоскребов, но и вообще любых застроек. И сегодня количество небоскребов выше 200 м на планете достигает 1319. Технологии возведения сверхвысоких зданий, которые превышают отметку в 600 м, уже есть, но еще слишком сложны и дороги. И пока что самой высокой на планете по-прежнему является 828-метровая Burj Khalifa. Наиболее близко к тому, чтобы ее обогнать, подошла Jeddah Tower в Саудовской Аравии — Эдриан Смит спроектировал ее высотой более 1000 м. 

Jeddah Tower в Саудовской Аравии.

Вероятно, мегатоллы еще не скоро станут мейнстримом. Куда более популярный сейчас тип небоскребов — скиннискрайперы, или карандашные башни, тонкие небоскребы. Первым таким зданием стало Via 157 West на 57-й улице в центре Манхэттена, разработанное Бьярке Ингельсом. После него в Нью-Йорке выросло еще шесть “карандашных” башен, а за ними и башни в других странах. Так, в австралийском Мельбурне в 2022 году сдается 330-метровый небоскреб Magic, который возводится на треугольном участке размером с половину теннисного корта.

Via 157 West в центре Манхэттена.

Этот небоскреб — иллюстрация суперэффективного использования земли. Рост городов вверх — это способ остановить расползание агломераций и отступление природной среды. Компактная высотная городская застройка с сужением границ города — это ответ и на транспортный вопрос, отравляющий жизнь любого обитателя мегаполиса. С другой стороны, если плотно застроить все, даже самые малые городские участки, то где будут располагаться игровые площадки, места для прогулок и другие общественные пространства?

Небоскреб Magic в Мельбурне.

Город внутри зданий 

Всякая городская застройка — это выбор альтернатив использования земли: парк или здание, пешеходная зона или автомагистраль, школа или офис, поликлиника или банк? Проблема в том, что городу нужны все эти объекты и в рамках масштабного пространства. Парадоксально, но именно небоскребы, в отличие от обычных зданий, обладая достаточными площадями и конструктивными возможностями, помогают городу сократить потери и даже избежать их. 

Общественные пространства — атриумы, плазы и даже целые пешеходные улицы с собственным микроклиматом и качественными общественными пространствами — составляющая многих современных небоскребов, которые просто включили в себя эти элементы городской среды. И в мире уже есть примеры такого рода зданий: например, Leeza Soho Tower в Пекине по проекту Захи Хадид, который сдается уже в этом году. У башни высочайший в мире атриум, образованный двумя закрученными вокруг воздушного объема корпусами здания. В центре атриума — площадь с выходом из метрополитена, крупнейшее общественное пространство. 

Leeza Soho Tower в Пекине.

В ряде мегаполисов общественные зоны на первых этажах соседних небоскребов связаны между собой системой пешеходных переходов, которые создают целые маршруты, улицы и площади внутри зданий. Иногда они могут вбирать уже существующие объекты. Долгое время уникальным примером подобного включения было здание Lexington Avenue (бывшее Citigroup Center) в Нью-Йорке: для сохранения расположенной на участке застройки лютеранской церкви Святого Петра небоскреб построили над ней, на четырех массивных опорах по центру. 

Lexington Avenue в Нью-Йорке.

А сегодня мы видим даже более впечатляющие примеры такого рода: в Торонто приступают к строительству башни The Hub/30 Bay Street по проекту RSHP. Небоскреб разместится над соседним историческим Toronto Harbour Commission Building. Архитектор Грэм Стрик прокомментировал: “30 Bay Street имеет удивительную и инновационную структуру, которая позволяет башне парить над зданием комиссии Toronto Harbour, создавая уникальные и гармоничные отношения между двумя объектами и принося живое разнообразие в центр города”.

Сохранение исторической городской ткани и создание общедоступных общественных пространств — по сути, принятие на себя функций организации городской среды. Небоскребы в данном случае делают осознанный шаг в направлении создания социальных объектов в дополнение к типовым проектам комплексной застройки. Все просто: многофункциональность — важное слагаемое успешной концепции высотного здания. 

Многофункциональность

К 2017 году почти половина — 46 % из выборки в 100 высочайших небоскребов — представляют собой здания категории mixed-used. Подавляющее большинство небоскребов сравнительно недавно строили как офисы с единственной целью — рассадить как можно больше сотрудников в типовых open-space-офисах. 

Но такой подход стал причиной многих проблем: по ночам эти здания вымирали, а после и вовсе криминализировались. Это вызвало необходимость в создании дополнительного функционала, который позволил бы решить эту проблему, используя здания 24 часа в сутки. Идея оказалась успешна, и даже если не удавалось разместить общественные зоны внутри небоскреба, их располагали в непосредственной близости.

Il Dritto в Ломбардии.

Так, например, реконструкция территории бывшего выставочного комплекса Fiera Milano значительно преобразила облик столицы Ломбардии. Половину нового района City Life занимают зеленые зоны, все надземное — пешеходное. Предусмотрено значительное количество объектов питания, отдыха и развлечений. Архитектурный акцент района и ядро притяжения — три башни, построенные по проектам топовых архитекторов — Il Dritto Араты Исодзаки, Lo Storto, или Generali, по проекту Захи Хадид и Il Curvo Даниэля Либескинда. Все три башни — штаб-квартиры крупных компаний с ограничением доступа, но благодаря насыщенному функционалу общедоступных окружающих пространств жизнь в районе не останавливается.

“Лахта Центр” в Санкт-Петербурге.

Однако опередить Милан сегодня может Санкт-Петербург. Здесь в ближайшее время будет достроен интересный проект: почти треть площадей в комплексе “Лахта Центр”, строящемся как штаб-квартира энергетической корпорации “Газпром”, будет отведена под общественные пространства. Обещают, что именно в этом и будет состоять уникальность проекта. Осуществляя масштабные вложения в развитие среды, компания создает новый по формату объект — открытый, многофункциональный, нацеленный на развитие людей и города, в котором она локализована. 

“Лахта Центр” в Санкт-Петербурге.

“Месторасположение башни “Лахта Центр” — все еще в городе, но на достаточном удалении от исторического центра — позволило башне принять естественную форму и стать настоящим шпилем на панораме города. Она была вдохновлена исключительно месторасположением и городом, в котором она находится”, — говорит Тони Кеттл, руководитель авторского коллектива британского архитектурного бюро RMJM, в 2012 году предложившего архитектурную концепцию проекта. 

“Лахта Центр” в Санкт-Петербурге.

С нарастанием тенденции к полифункциональности начинают появляться объекты, которые декларируют новый принцип организации урбанизированной среды. Проект студии MVRDV Винни Мааса — 400-метровый небоскреб Peruri 88 (Джакарта, Индонезия) — предусматривает офисы, жилье, отель, мечеть, «свадебный дом», парковку, обзорную площадку, панорамный ресторан, спа, кино- и амфитеатр, сады и бассейны на террасах.

Небоскреб Peruri 88 в Джакарте.

Стремление удовлетворить как можно больше потребностей населения башни становится отдельным трендом, а небоскреб в таком ракурсе предстает настоящим “вертикальным городом”, чье сообщество может жить, практически не покидая периметр здания. 

Экологичность

Строительство любого небоскреба планируется сильно заранее, примерно за десятки лет. По этой причине архитекторы стараются использовать в них самые новые технологии, которые не устареют на момент сдачи здания. В первую очередь они, конечно, уделяют внимание инновациям, связанным с экологией и энергетикой. Почти все они направлены на минимизацию теплопотерь, максимальное использование естественного освещения, экономию электроэнергии и задействование альтернативных энергетических источников. Один из примеров такого подхода — в новом кампусе глобального интернет-ретейлера Amazon в Сиэтле. Проект NBBJ предусматривает комплексную застройку с тремя 37-этажными башнями, дополненными двумя средними строениями, конференц-центром и малоэтажными купольными сферами-оранжереями. Квартал объединен парками, пешеходными аркадами и велопарковками. 

Отопление зданий осуществляется водой из дата-центра, после чего она возвращается для охлаждения серверов компании. За 25 лет в такой системе отопления будет получено 80 млн кВт⋅ч тепловой энергии. Озеленение кампуса сконцентрировано в сферах, куда высажено 40 тысяч тропических деревьев. Еще одним вкладом в улучшение экологического состояния городов становится фасадное и террасное озеленение высотных сооружений, образующих вертикальный городской ландшафт. Самый крупный вертикальный сад представлен в башнях Bosco Verticale (проект Boeri Studio), благодаря которым в Милане появилось около 900 новых деревьев, 5 тысяч кустарников и 11 тысяч травяных дорожек. 

Индивидуальность

Шаблонность большинства высоток периода пикового роста городов сменилась другим трендом: началась эпоха суперзданий — лучшие небоскребы мир знает в лицо и по именам, фото с ними служит надежным туристическим идентификатором. Архитекторы прикладывают много усилий, продумывая проекты выделяющихся и выдающихся зданий. Zaha Hadid Architects возводит в Макао Morpheus Hotel — небоскреб свободной формы с экзоскелетом (внешним несущим каркасом).

Morpheus Hotel в Макао.

В Шанхае в нынешнем году стартует возведение The Power Long — изюминкой башни будут посадочные площадки для летающих автомобилей. Полетят ли автомобили — доподлинно неизвестно, но выделится архитекторам из бюро RA + D вполне удалось. Но интересная идея – это далеко не все. Учет городского контекста и культуры при создании уникальных концепций становится отдельным вызовом для архитектора. Если Ричарду Роджерсу было достаточно наклонить стену Leadenhall Building, чтобы та не закрывала вид на собор Святого Павла, а Хельмуту Яну — сохранить исторический Центр Джеймса Томпсона в виде пристройки к своему супертоллу, то Тони Кеттлу с проектом “Лахта Центра” пришлось искать идею, полностью соответствующую архитектурному историческому контексту города на Неве, и при этом — стремленную в будущее: “Течение воды, сверкающие шпили Петропавловского собора, размеры небосвода над панорамой города. Моя идея заключалась в том, чтобы создать что-то, что было бы таким же легким и элегантным, как и исторические формы, и отражало изменения дневного света так же, как золотые купола и шпили. Насыщенный исторический контекст центральной части города, застроенной преимущественно низкоэтажными зданиями, редко делает исключения: только особенные здания дополняют горизонтальную панораму города…” — поясняет архитектор. 

Leadenhall Building в Лондоне.

Высотность — не случайный мировой тренд. Строительство уникальных высотных проектов становится доминирующей тенденцией, потому что того требует наше время. Небоскребы — это точечные эффективные решения, направленные на переосмысление, развитие и формирование современной городской среды в соответствии с требованиями нового века.


admin

Нет описания. Пожалуйста, обновите свой профиль.

ОТВЕТИТЬ

    Рекомендуем

    Декабрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июн    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31  

    Может быть интересно