Дом на Французской Ривьере

Запись от:admin Опубликовано:Апр 20,2018

Хозяйка этого дома на Французской ­Ривьере хорошо его знает — здесь ­много лет жили ее родители. Но при них он выглядел совсем по-другому. 

Дом 1980-х годов был, по словам хозяйки, “очень провансальским”. Снаружи он был выкрашен желтой краской, у входа и на заднем фасаде красовались массивные каменные колонны. Внутри все было отделано розовым мрамором, зеркалами и позолотой, а в гостиной все стены целиком были закрыты книжными шкафами. В течение пятнадцати лет дом принадлежал родителям нынешней хозяйки, финансового аналитика с тремя детьми. “Многие люди в возрасте моих родителей сочли бы дом прекрасным и переехали сюда жить, захватив только зубную щетку”, — смеется она. Но ей с мужем хотелось все-таки чего-то более свежего.

Гостиная. Люстра работы Линдси Адельман. Голубой диван сделан на заказ по эскизам дизайнера интерьера. Впрочем, желтый диван и все журнальные столики в технике соломенного маркетри тоже изготовлены на заказ. Над камином работа художника Вольфганга Хойвинкеля 1994 года.

Выкупив дом, они призвали на помощь парижского дизайнера Шарлотту Бильтжан, которая начала свою карьеру с работы у Индии Мадави и открыла свое дело в 2014-м. “Дом показался мне каким-то невнятным, — рассказывает дизайнер о своем первом визите на объект. — Предполагалось, что это дом для отдыха, но впечатление от него было совсем не летним. Внутри было очень темно, и небольшие комнаты громоздились друг на друга”.

Кухня. Барные стулья, HKliving. Светильник, Henge. Столешницы сделаны из лавового камня, шкафы из дуба. Желтая плитка ручной работы из Марокко.

Первые действия Шарлотты на объекте носили архитектурный характер. Она переделала оконные и дверные проемы, увеличив их, и во всех общественных помещениях настелила каменный пол. Рисунок его мощения безумновато-нерегулярный. “Я решила, что так ощущение будет более приморским”, — поясняет дизайнер. Еще она “раскрыла” кухню, которая раньше была похоронена в глубине дома. “Из кухонных окон не было хорошего вида, и меня это прямо бесило — вокруг ведь такая красота! Зато теперь я могу сидеть с кофе и любоваться прямо Средиземным морем”, — комментирует хозяйка. Сегодня кухня отделяется от столовой прозрачной перегородкой из покрытых лаком металлических колец. По словам дизайнера, это очень традиционный для Французской Ривьеры декоративный мотив из 1950-х: “Например, на Английской набережной в Ницце много таких перил. Такие кольца у меня четко ассоциируются с французской ­курортной архитектурой”.

Фрагмент кухни. Керамические кактусы, Serax. Посуда на полках, Jars.

Кольца эти появляются в интерьере еще в нескольких местах — на балюстрадах, например, и на окнах по бокам от входной двери. Еще один повторяющийся прием — ниши в спальнях. “Спальное место в нише дает вам ощущение защищенности, — говорит Шарлотта. — Да и выглядит это эффектно!” Еще один заметный прием в интерьере — сочетание ярких орнаментов, причем не важно, в каком материале: тканях, обоях или коврах. “Я люблю сопоставлять орнаменты разного масштаба — благодаря этому цвета выглядят как-то ярче”, — поясняет автор. Ну и есть еще, конечно, куски чистого локального интенсивного цвета: самый яркий (в прямом смысле слова) пример — желтая марокканская плитка, которой выложены стены на кухне.

Одна из спален. Светильник Koord, El Torrent. В углу французский торшер 1950-х годов. Покрывало из ткани Toile de Tours, Le Manach. Скамья по эскизам дизайнера обтянута тканью Écailles той же марки.

В подборе мебели и отделочных материалов Шарлотта уделила много внимания ассоциациям с морем, летом и отдыхом. В доме много плетеной мебели и мебели с элементами плетения — тут ассоциация предельно понятная, как и в случае с галькоподобным полом в ванной или фотографиями прибрежных сцен. Одна из стен в спальне хозяев отделана маркетри из соломки — эта деликатная техника показалась Шарлотте подходящей, потому что “на соломенной стене солнце лежит особенно красиво, и маленькая спальня становится похожа на драгоценную шкатулку”. Есть, впрочем, в доме и более “солидная” мебель, например винтажные столики по дизайну Освальдо Борсани и Роже Капрона и светильники работы Анджело Лелли и Вильгельма Лауритцена. Есть, конечно же, и предметы, спроектированные самой Шарлоттой, например изогнутая софа в гостиной. Она появилась потому, что хозяйка дома захотела иметь диван, с которого удобно было бы смотреть и на море, и на интерьер комнаты.

Гостевая спальня. Стул по дизайну Нормана Чернера. Стол и полки из дуба сделаны на заказ. Обои, Atelier d’Offard. Винтажная лампа по дизайну Свенн Оге Хольм Сёренсен, 1950-е.

В полностью переделанном доме остались от родителей хозяйки буквально две вещи — подставка под пляжный зонтик и панно из папье-маше работы немецкого художника Вольфганга Хойвинкеля, оно висит в гостиной над камином. Но все вещи и материалы, которые были из дома выкинуты, не пропали зря. Владелица раздала все эти раковины, двери, книжные полки и куски мрамора рабочим, которые трудились на стройке. “Они были просто в экстазе, — рассказывает хозяйка. — Я думаю, что фрагменты моего дома теперь благополучно вписались в разные чуть более скромные постройки где-нибудь в Румынии”.

Фрагмент детской. Изго­ловье обтянуто тканью Blason, Le Manach. Столик сделан на заказ. Желтые лампы Binic, дизайнер Ионна Вотрен, Foscarini.

Самое главное, что все довольны: лучшего результата и представить себе нельзя.

Терраса при столовой. Стол Brick из тика, Roda. Стулья Net, Kettal. Светиль­ники Ipomea, дизайнер Жан-Филипп Веймер.

Входная зона. Пол покрыт камнем, дверь обрамлена двумя окнами с решетками из металлических кругов — дизайнер считает этот декоративный прием типичным для ­Французской Ривьеры.


admin

Нет описания. Пожалуйста, обновите свой профиль.

ОТВЕТИТЬ

    Рекомендуем

    Может быть интересно